Листая старый дневник

В декабре прошлого года к поисковикам города Владимира обратился земляк. Разбирая записи отца, он натолкнулся на интересные сведения: "Может быть, пригодятся, посмотрите". Владимирские, а позже и наши, электростальские, поисковики просмотрели записи и ахнули. Неужели еще одна загадка времен войны?

Отец обратившегося к поисковикам Александра Рудакова в свое время жил в Электростали, был знаком с Героем Советского Союза, летчиком Григорием Ивановичем Гесем. Тот, как известно, участвовал в Великой Отечественной войне, воевал в Корее, а выйдя на пенсию, поселился в Электростали. Да что мы, собственно. Есть отсканированные листы дневника Рудакова-старшего. Запись, касающуюся пропавшего самолета, имеет смысл привести полностью. Она оставлена Сергеем Ивановичем 18 сентября 1982 года. Читаем:

"В 1966-68 годах у меня были хорошие товарищеские отношения с Героем Советского Союза, бывшим летчиком Гесем Григорием Ивановичем. Мы жили практически в одном дворе, после работы часто встречались и разговаривали о разных вещах. Однажды речь у нас зашла о потерях в Великой Отечественной войне и о том, сколько людей пропало без вести, не вернувшись с боевого задания или оставшись на поле боя. По этому поводу Григорий Иванович рассказал мне историю, которая произошла в годы войны. Как рассказывал Г.И. Гесь, первую половину войны он служил инструктором в авиационной школе. И вот однажды, обсуждая с какими-то фронтовыми летчиками самолет Р-5, он узнал о катастрофе одного такого самолета, которая произошла весной 1942 года. Два летчика (близкие друзья тех рассказчиков) возвращались с боевого задания на тыловой аэродром, разбились южнее города Павловский Посад Московской области. Странным в этой истории было то, что самолет и останки летчиков (по словам рассказчиков) почему-то искали неохотно и в результате не нашли".

Две жизни и самолет

Как все же это правильно, что волею судьбы эксклюзивная информация попадает по назначению. В данном случае – в руки тех, кто владеет знаниями и имеет большой опыт работы по поиску останков воинов, погибших в годы Великой Отечественной. Владимирцы передали дневник Рудакова пользующимся большим уважением у единомышленников электростальским поисковикам.

Итак, как, когда и где погиб экипаж? На первые два вопроса ответ, допустим, есть. Возможно, его получили и родственники погибших лейтенанта Георгия Александровича Раскатова и сержанта Григория Федоровича Сорокина. По крайней мере известно, что спустя десять лет после победы из архива Минбороны поступила справка, составленная по данным именного списка безвозвратных потерь личного состава 618-го авиаполка. Так, согласно рапорту (кстати, с пометкой «секретно») экипаж самолета предположительно погиб 29 мая 1942 года при крушении самолета южнее Павловского Посада. Лейтенант и сержант значились в документах как не вернувшиеся с боевого задания. Значит, был запрос? Но от кого? Данных на этот счет у поисковиков нет. Да это, по сути, и не важно. Скорее всего, потомки летчиков так и живут в Нижнем Тагиле и Новосибирской области, откуда родом Георгий Раскатов и Григорий Сорокин. Параллельно с поисками пропавшего экипажа поисковики попытаются связаться с ними.

А вот что известно из ксерокопии другого документа, датированного уже 1981 годом. Привожу дословно: "Поисковые работы проводились силами 1-й роты авиационного обслуживания 618 НБАП (авиаполк ночных бомбардировщиков. – Ред.) с 30 мая по 4 июня 1942 года". Выходит, летчики искали своих однополчан всего пять дней…

– Могли ли военные подойти к поискам самолета формально? – интересуюсь у директора Центра патриотического воспитания, опытного поисковика Дмитрия Сухарева.

– Видимо, так и было, – замечает собеседник. – И тому есть объяснение. Дело в том, что в июне 1942-го авиаполк был выведен из боев и переведен с Западного фронта в Куйбышев, где вошел в состав I западной авиационной бригады, был переформирован и получил название 618-й штурмовой авиационный полк. Так что в то время, когда разбился самолет, военные буквально сидели на чемоданах. До детального ли расследования гибели экипажа тут. Жаль, что к рапорту о результатах поиска не прилагаются карты. Это существенно облегчило бы работу по поиску места падения самолета.

– Ну а что же с секретностью, ведь в своем дневнике Рудаков-старший пишет о том, что Григорий Гесь столкнулся с нежеланием неких компетентных органов содействовать в поиске экипажа?

– Летом 1941-го большинство самолетов типа Р-5 уже не входили в боевой состав военно-воздушных сил Красной армии. Они находились в тыловых частях и запасных полках, в летных училищах, аэроклубах, транспортных отрядах различных ведомств. Но война использует все резервы: самолеты-ветераны изымали и отправляли на фронт. Старая техника часто ломалась, подводила. Возможно, поэтому об истории с еще одним разбившимся Р-5 военные старались не распространяться. Однако несмотря на рекомендации свыше, Гесь продолжал вести поиски, справедливо предположив, что 618-й авиационный полк ночных бомбардировщиков базировался в Киржаче. Вместе с Сергеем Рудаковым он побывал во Фрязево, в деревнях Криулино, Всеволодово, Рахманово, Быково, Алферово и других деревнях, общался со старожилами и павловопосадскими краеведами. Как мы знаем, поиски эти результатов не дали.

Кто разгадает тайну?

Сегодня электростальские поисковики составляют гидрокарту Павлово-Посадского района с указанием всех возможных мест гибели экипажа самолета и разрабатывают маршруты. Это лето, по всей видимости, пройдет у них под знаком поиска разбившегося Р-5. К слову, заинтересовался этой историей и заместитель главы администрации нашего города Сергей Зуйков. Как выяснилось, он хорошо знает историю Павловского Посада и его окрестностей, знаком со многими краеведами и лесниками; обещал посодействовать.

– самолет, скорее всего, ушел на большую глубину, – предполагают поисковики. – Но с нашим современным оборудованием найти его не составит большого труда. Есть надежда, что двигатель, а возможно, и фрагменты обшивки хорошо сохранились. Известно, что болото надежно "консервирует" даже не на годы – на века.

"Рабочая лошадка" советской авиации

Первым самолетом, принятым к массовой постройке в послереволюционной России, стал разведчик Р-1, скопированный с трофейного английского DH-9. Попытки его модернизации предпринимались неоднократно. самолет-разведчик, получивший обозначение Р-5, был создан под руководством Николая Поликарпова в 1928 году. Его делали из сосны и фанеры с применением мягкой стали и дюраля. Впервые его поднял в воздух в 1929 году известный летчик Михаил Громов.

Класс одномоторного двухместного полутораплана, способного выполнять функции легкого бомбардировщика и штурмовика, был в тот период наиболее распространенным, самолеты этого типа являлись основой советских военно-воздушных сил. В годы войны он стал поистине "рабочей лошадкой" авиации, выполняя функции боевого, транспортного и пассажирского самолета. Пилоты отзывались о самолете как о надежной, неприхотливой, простой в управлении машине. Существовало множество модификаций самолета: Р-5Т (торпедоносец), АРК-5 (трехместная "арктическая" модификация с закрытой кабиной и обогревом), П-5 (гражданский пассажирский вариант) и другие модели. После войны Р-5 встречался редко, и к концу сороковых годов стал экзотикой даже на окраинах страны. До настоящего времени сохранился один экземпляр этой машины, находится в Музее ВВС (Монино).

Р-5. Основные характеристики

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/dc/Polikarpov_R-5.JPG/1024px-Polikarpov_R-5.JPG

• предельная масса – 3800 кг

• длина – 10,56 м

• размах крыльев – 15,3 м

• двигатель – ПД М-17б, мощностью 615 лошадиных сил, М-17ф

• максимальная скорость – 225 км/ч

• дальность полета – 1000 км

• вооружение – пулеметы ПВ-1 (Воздушный), ДА (авиационный Дягтерева), ШКАС (Шпитального – Комарицкого авиационный скорострельный)

источник: http://egcpv.ru/biblioteka/smi-o-nas/42 … hit-boloto