Материал: Елена Степанова http://mk.ru/incident/publications/363581.html

В подмосковном Павловском Посаде — очередное экологическое ЧП. Год назад по отмашке местных властей здесь начали готовиться к противоборству с огнем и копать противопожарные водоемы. Результат оказался плачевным. Но обо всем по порядку.

Таких скандалов здесь еще не случалось. Перекопали прорву земли, а в половине водоемов в итоге не оказалось воды. Это сейчас, когда они мирно поросли лютиками, картина не выглядит такой удручающей. Однако зимою, полгода назад, когда тяжелая техника вверх дном переворачивала район, волосы дыбом вставали на голове. “Что происходит?” — волновались аборигены. Но только очень наивные верили в официальную версию происходящего. 

Действительно, стоит ли для обустройства неглубокого деревенского прудика раскапывать котлованы площадью от 2 до 12 гектаров? Куда исчезает добытый песчаный грунт? Карьеры делались глубже и шире, на их разработке работала мощная техника. 

Копатели действовали бесцеремонно. В одной деревне залезли на частную территорию, в другой выкорчевали деревья. В деревне Шебаново из-за того, что пруд рыли ну очень профессионально, из колодцев местных жителей ушла вода. Зимой мужики из деревни Теренино, возле которой на площади в 9 га разрабатывался карьер, перекрыли дорогу самосвалам, пригрозив, что будут стрелять по колесам. 

Когда Павловопосадский районный совет депутатов, заваленный жалобами избирателей, провел собственное расследование, выявилось много загадочных фактов. Оказалось, что рытье так называемых водоемов — всего лишь прикрытие для нелегальной добычи песка и что государственный пожарный надзор не выдавал предписаний на их организацию. 

Согласно отчету депутатской комиссии, на территории района насчитали порядка 17 карьеров. 10 из них числились по документам как будущие противопожарные водоемы, семь вообще не имели бумаг, разрешающих разработку песка. 

Его запасов на территории района много. Товар ходовой, пользуется устойчивым спросом. Однако чтобы получить законное право вести его промышленную разработку, нужно получить согласования, экспертизы, в том числе экологическую, но главное, надо иметь лицензию. Для противопожарного водоема согласований не требуется. По крайней мере в Павлово-Посадском районе. 

Делали так. МУП “Реклама и информация Павлово-Посадского района” заключало договор с некой фирмой на рытье водоема. Та брала за свою работу до 80% грунта (читай: песка), остальное отдавалось району. Ордер на производство земляных работ выдавал отдел по инвестиционной и рекламной работе администрации Павлово-Посадского района. 

“Что общего между рекламой и землеустроительными работами?” — удивится читатель. Разумеется, ничего. Тем не менее МУП занималось подобной деятельностью. 

Ловкость рук — и никакого мошенничества. Кто выяснит, сколько метров в ширину и в глубину прихватили копатели? Поясним, что по правилам все, что добывается с глубины более 5 метров, считается недропользованием. Но это в том случае, если придерживаться буквы закона. А если не париться? 

Список “объектов” — кто, сколько и где рыл землю в районе — производит впечатление, будто бы его территорию намеревались покрыть целой сетью рукотворных озер. Причем достаточно крупных, судя по размерам раскопанных котлованов. Так, возле деревни Грибаново организовали карьер площадью 4 га, Васютино — 5 га, Теренино — 9,8 га, Козлово — 1,5 га, возле поселка Ново-Озерный — 12 га и т.д.
Совокупная площадь карьеров, которые позиционируются как противопожарные водоемы, в общей сложности составила 36 га. А сколько песчаного грунта было вывезено под эту сурдинку? Точно подсчитать невозможно. Как и барыш, полученный от реализации оного. 

Любопытно, что водители большегрузов, которых на выезде из карьера в деревне Алексеево проверили инспекторы ДПС, назвали цифру: 500 рублей за куб. По такой цене сдавали песок в поселке Некрасовка Люберецкого района. Его использовали на засыпке полей аэрации, на месте которых запланировано крупное жилищное строительство. По словам работяг, на Алексеевском карьере было задействовано не менее 70 крупнотоннажных автомобилей. 

Итак, “пятихатка” за куб. И это при том, что собственную долю в “противопожарных мероприятиях” районные структуры оценили по договорам достаточно скромно. От сооружения водоемов район должен был получить 200 тысяч кубометров песчаного грунта при стоимости последнего 100 рублей за кубометр. Понятно, что цены занижены. Но откуда такая щедрость к подрядчикам? 

Кстати, о них. На момент проведения проверки у большинства отсутствовали лицензии на право недропользования, проектно-техническая и правоустанавливающая документация на разрабатываемые участки. Кроме того, четыре из них вообще не значились по заявленным адресам. Подозрительно? Не то слово. 

Дальше — больше. Когда на заседании райсовета, посвященном “карьерным скандалам”, представителя администрации попросили ответить, куда делся грунт, он поведал, что его направили на пересыпку полигона ТБО, но никаких приходных документов, подтверждающих это, предъявить не сумел.
Все эти художества всплыли на поверхность весной. И понеслось. Поток подозрений и обвинений направился в сторону администрации муниципального района и его главы Игоря Варфоломеева. Глава “успокоил” общественность. Дескать, он сам в напряжении по этому поводу. Но к каждому карьеру не приставишь милицию, ведь это прямая обязанность правоохранительных органов — отслеживать безобразия. Тем более у земли имеются собственники. (Позвольте, а как же ордера, которые выдавал отдел по инвестиционной работе?) Вопросов прибавилось. 

…В летние месяцы скандал вокруг незаконных карьеров слегка поутих. Местное население приросло армией дачников, которых побоялись нервировать. Рытье приостановилось, но только в некоторых местах. Кое-кого из копателей привлекли к административной ответственности. Районная администрация, видимо спохватившись, подчистила кое-какие “хвосты”, чтобы выглядеть белой и пушистой. Возбуждено несколько уголовных дел. Однако все понимают, что это временное затишье. Вот пройдут выборы, наступит зима — и копай равнину!..